Великий африканский газопровод

Nigeria Morocco Gas Pipeline — вот имя данного проекта. Это газопровод, который предполагается построить из Нигерии до Марокко и далее в Европу, как альтернативу российским поставкам трубопроводного газа. Соглашение между Нигерией и Марокко было подписано еще в 2016 г.   Протяженность африканского газопровода — 5660 км. Это будет самый длинный подводный газопровод в мире, что, несомненно, придает ему величия.

Чтобы перекачать тысячу кубометров газа на тысячу километров, нужно потратить около 100 долларов. Потому что по мере продвижения газа по трубопроводу он теряет энергию, и нужно сооружать компрессорные и газоперекачивающие станции, требующие дополнительных затрат. Для сравнения длина СП-1 составляет 1224 км, СП-2 — 1234 км. Т.е. затраты на транспортировку газа через них в Европу составляет чуть больше ста долларов за тысячу кубов. В то время как стоимость прокачки через африканский газопровод составит почти 600 долларов, и это только до побережья Испании. А ведь оттуда до Германии еще порядка 2000 км.

Пока  построен участок от Нигерии до Ганы (выделен черным на карте). Остальное планируется строить поэтапно, внимание, в течение 25 лет, и закончить в 2046 году. Цена вопроса — 25 млрд. долларов. Подробнее здесь

Корни принятия Финляндии и Швеции в НАТО – не на Украине, а в Арктике

В середине января 2021 г. Пентагон принял обновленную версию своей арктической стратегии под примечательным названием Regaining Arctic Dominance (Возвращение господства в Арктике). В стратегии заявлено, что существующая группировка в Арктике далеко не в полной мере соответствует задачам и планам США — наличных сил НАТО для противостояния в арктической зоне России и поддерживающему ее Китаю недостаточно.
У «восточных ворот» Севморпути американцы наметили значительное усиление своего военного присутствия на Аляске и активизацию аналогичных действий со стороны Канады, но у его «западных ворот», по их мнению, наблюдался очевидный изъян. Территориального потенциала Норвегии не хватает, в Исландии и Гренландии сильны природные ограничители. Экспертам уже тогда стало очевидным, что усиливать это крыло НАТО будет за счёт ближайшего резерва – Швеции и Финляндии.
Расширение НАТО за счет Швеции и Финляндии, по замыслам Вашингтона и Брюсселя, должно облегчить им решение целого ряда логистических задач на пути продвижения в Арктику. Одной из них является ледокольная проблема.
Значительная часть советских и российских ледоколов были построены в Финляндии. Этой стране как члену НАТО может быть доверен и выпуск ледоколов в военном исполнении. Коммерческим расчетом на долговременные и дорогостоящие заказы из США в ледокольном кораблестроении во многом объясняется и «неожиданно проснувшееся» рьяное стремление финнов к интеграции в НАТО. Подробнее здесь

Борьба «коридоров»

Плацдарм глобальной борьбы ТНК вертится вокруг энергетических ресурсов, путей и методов их транспортировки, вокруг контроля над ними.

Казахстан, Турция, Азербайджан и Грузия подписали четырехстороннюю декларацию «О Транскаспийском коридоре Восток-Запад», в которой отмечена важность Транскаспийского коридора Восток-Запад и шаги по укреплению транзитного потенциала государств-участников декларации.

Особое внимание региональных игроков в последнее время привлекает Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ), или, как его еще называют, Срединный коридор (Middle Corridor). Проект, реализация которого началась в 2013 году, представляет собой международный транспортный коридор, пролегающий через Китай, Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и далее в Турцию и страны Европы. Предполагается, что именно этот маршрут позволит в дальнейшем в три раза сократить время доставки китайских грузов в Европу.

Баку и Тбилиси решили развивать Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ), который ведет из Казахстана в порты Болгарии, Турции и Румынии,  и удвоить грузопоток. В 2022—2023 годах через Батумский нефтяной терминал планируется транспортировать около двух миллионов тонн нефти и нефтепродуктов казахстанского происхождения.

ТМТМ  — это прямой конкурент транспортному коридору по маршруту «Север – Юг» не только через Закавказье через Иран в сторону Индии, но и через южные российские порты в сторону Африки, которая в ближайшее десятилетие начнет играть все более важную роль в мировой экономике как рынок потребления на фоне роста населения континента и как источник грузовой базы при размещении там все большего объема производств.

Международный транспортный коридор Север-Юг (INSTC) будет пересекаться с «Поясом и дорогой» и Евразийским экономическим союзом.  INSTC также является альтернативой Суэцу.
Иран, Россия и Индия обсуждают сложности этого морского/железнодорожного/автомобильного торгового коридора протяженностью 7200 км с 2002-го года.
Технически INSTC начинается в Мумбаи и проходит через Индийский океан до Ирана, Каспийского моря, а затем до Москвы. INSTC уменьшает время доставки из Западной Индии в Западную Россию с 40 до 20 дней, сокращая при этом расходы на 60%.  Подробнее здесь

Удары по Эрбилю, как признак газовой войны

Агентство Рейтер ссылаясь на официальные лица Ирака и Турции, заявило, что непосредственной причиной недавних иранских бомбардировок Эрбиля стал план поставок газа из северного Ирака (Курдистан) в Европу.  Один из атакованных объектов — дом принадлежавший курдскому бизнесмену, работавшему в энергетической отрасли  структур Барзани (бывший Президент Южного Курдистана, лидер Демократической партии Курдистана).

Не исключено, что активным действиям на рынке стороны подтолкнул Вашингтон. Цель – создать конкуренцию российскому и иранскому газу.

Базой для поставок могло бы стать израильское месторождение “Левиафан”. Барзани также уверяет, что “Курдистан готов стать экспортёром газа для Европы”.  Транзитной стороной при этом становится Турция.

Безусловно европейцы заинтересованы в новых маршрутах поставки газа, к примеру Германия заключила договор с Катаром, аналогично Испания пытаясь сгладить углы в конфликтах Магриба, хочет добиться стабильной поставки природного газа из Алжира. США и ЕС активно ищут варианты по созданию альтернативы российским энергоресурсам и планируют краткосрочные проекты для сохранения политического фундамента ЕС.

Но “Курдистан” удобная мишень для атак с трёх сторон — Иран, Ирак, Сирия, что осложняет реализацию каких-либо экономических проектов в долгосрочной перспективе. Поэтому США настаивают на отделении «курдской автономии» от Ирака, чтобы придать «государственный статус» северному Ираку со столицей в Эрбиле.  Подробнее здесь

Россия — приз в большой геополитической игре

Углеводородное сырье, это критически значимый ресурс. Страны Запада традиционно оставались энергодефицитными, в то время как Ближний Восток и Россия были энергоизбыточными регионами.

Ливия и Сирия — окна в Европу для Ближнего Востока в обход Персидского залива, который контролируется ВМС Соединенных Штатов. Украина — «газовый вентиль», важнейший транзитный маршрут поставок российского газа в Европу. Афганистан — ключевой перекресток для строительства трубопровода из Ирана в Китай.

Для США принципиально важно сохранить энергетическую зависимость Европы даже не от американских энергоресурсов, а от энергоресурсов, пути поставок которых могут контролировать Штаты. Кто контролирует пути транспортировки энергоносителей, тот контролирует и политический расклад, и уровень цен.

КНР получает 85—90% данных энергоносителей через Малаккский пролив, который США могут перекрыть в любой момент. В целом все проходы в Южно-Китайское море контролируются Штатами. Раньше через Малаккский пролив КНР получала почти 100% углеводородов, но поставки были частично диверсифицированы благодаря российским трубопроводам ВСТО (нефть) и «Сила Сибири» (газ).

По оценкам Всемирного банка, к 2050 году экономическое развитие Индии и Китая на 90% будет зависеть от их доступа к углеводородам. Поэтому Россия — приз в большой геополитической игре. Стратегическая цель — контроль над российскими природными ресурсами. Происходящее сейчас носит характер ресурсной борьбы за будущее. Подробнее здесь

«Украинский конфликт» через призьму мирового финансового кризиса

Первопричиной мирового финансового кризиса является спекулятивная экономика, основанная на возможности бесконтрольно печатать основную резервную валюту – доллар. Денежная масса должна быть обеспеченной, но производство Штаты перекинули в Китай, где имелась дешёвая рабочая сила.

Первый звонок о том, что американский долларовый «пузырь» начинает «схлопываться», прозвучал в начале кризиса 2007 года. Именно тогда аналитики впервые сказали о том, что для спасения экономики США и её структурной перестройки лучше всего подошла бы новая мировая война…

Период высоких цен на нефть привел к американскому сланцевому буму и Штаты вознамерились войти со своим сжиженным газом на рынок Европы, потеснив оттуда Россию. Америка готова была стать единственным европейским поставщиком СПГ.  Это поддержало бы перегретую американскую экономику. Для этого было необходимо поставить под свой контроль украинскую транзитную территорию.  В этих целях был запущен украинский «оранжевый» сценарий, завершившийся «Евромайданом» 2014 года. Однако цены на газ стремительно упали, в том числе и из-за запуска «Северного потока», что притормозило сланцевую отрасль США. Но структурные проблемы в глобальной экономике — остались.

Европа Штатам нужна как возможность сгрузить на неё свой госдолг чему должны были способствовать несостоявшиеся проекты Трансатлантическое и Транстихоокеанское партнерство. Потому «третья мировая» для Штатов —  неплохой повод обнулить госдолг и реформировать доллар.

России, которую сейчас пытаются выставить агрессором, как раз нужен мир и стабильные транзитные территории в Европе и в Азии.   Такое положение служит взаимному благополучию Европы, России и Китая, который активно прокладывает новый «шёлковый путь». Но не Америке. Структурный кризис в экономике Штатов, до предела напряжённый долларовый пузырь требует для отсрочки хоть какой-то территории, за счет которой можно отсрочить крах американской «финансовой пирамиды». Судя по всему, такой территорией будет  — Европа… Подробнее здесь

Об энергетическом переходе

С появлением возобновляемых источников энергии (ВИЭ), где электричество получают за счет силы ветра на специальных ветряках и солнечного света на фотоэлектрических преобразователях, зашла речь о четвертом энергетическом переходе человеческой цивилизации. Условно первым считается переход с биомассы на уголь, в качестве основного источника энергии, второй — это переход на нефть, третий — на природный газ.

Реально, как целенаправленный курс развития, четвертый энергетический переход оформился с Европейской «зеленой сделкой», одобренной Европейским союзом в 2019 году, которая направлена на достижение углеродной нейтральности к 2050 г.  Новый президент США Джо Байден в 2021 году также объявил о «зеленом курсе» Америки.

ЕС планирует почти полностью отказаться от использования угля после 2030 года, снизить использование нефти и газа соответственно на 79% и 67%, по сравнению с 2015 годом. Главная цель —  снижение выбросов СО2 до нуля к 2050 году. В декабре 2020 года в ООН заявили, что «углеродная нейтральность к 2050 году — самая неотложная миссия в мире».

В мае 2021 года Международное энергетическое агентство (МЭА) представило план по достижению углеродной нейтральности к 2050 году в мировых масштабах. Но ещё 10 лет назад МЭА утверждало, что мир вступил в «золотой век газа», а теперь предрекает его замену на ВИЭ и водород. Если не уходить в конспирологию, а руководствоваться экономической целесообразностью, то ответ лежит на поверхности. Сланцевая революция в США, о которой тогда кричали в СМИ на каждом углу, сейчас закончилась.

Прогнозы МЭА и различных консалтинговых фирм о постоянном росте добычи сланцевого газа до 2030 года, в том числе и Европе, оказались, мягко говоря, завышенными. Сейчас количество буровых в США в более чем в 2 раза меньше от пика 2018 года и «второй сланцевой революции» не предвидится, сам Джо Байден поставил крест на такой возможности.

Естественно, условному Западу не хочется оказаться в зависимости от стран экспортеров энергоресурсов. Именно поэтому произошел такой разворот в «зеленую энергетику», где в основу оценки положены углеродные выбросы и соответствующие налоги на них, которые предполагается взимать с поставщиков товаров и ресурсов.

В ООН откровенно говорят, что восстановление после пандемии становится хорошим поводом реинжинировать экономику и переосмыслить будущее. Однако, бурный рост энергопотребления в Азии привнес свои сюрпризы в запланированный сценарий. Перспективы «зеленой энергетики» также на прямую сталкиваются с карманом избирателей, отдаляя «четвертый энергетический переход» в неопределенное будущее.

Перспектива «четвертого энергетического перехода» слишком туманна, из-за отсутствия конкретных технологических решений использования водорода в промышленных масштабах. СМИ и одиозные личности лишь пытаются сохранить картину неизбежности «энергетического перехода» именно в тот момент, когда она начала распадаться.

Если выйти из этого информационного шума, то даже у того самого Международного энергетического агентства в плане по достижению углеродной нейтральности к 2050 году, кроме основных можно найти ещё несколько сценариев развития событий, когда потребление газа к 2050 году увеличится на 10%, 30% и 50% в зависимости от различных условий.

На данный момент у России достаточно времени чтобы подготовиться к любому варианту развития событий и не только сохранить текущее положение в энергетике, но и занять лидирующие позиции в мире. Подробнее GORA здесь

Четвертый энергопереход

Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) – стержень текущей глобальной повестки. И это не слова: в 2020 г. на ВИЭ пришлось около 90% прироста всех генерирующих мощностей в мире. В мировой истории это уже четвертый энергопереход, однако вместо одной технологической революции, как это было в случае с паром, сейчас происходит целый комплекс технологических прорывов в энергоэффективности и декарбонизации (ВИЭ, накопители, водород, улавливание углерода), децентрализации и цифровизации.

Но главное в этом энергопереходе – представление, что удовлетворение потребностей человечества должно осуществляться без ущерба для экосистемы.

Важнейший аспект – борьба с изменением климата. На международном уровне дискуссия о климате завершена и как консенсус принят тезис об изменении климата, вызванного антропогенной эмиссией парниковых газов (ПГ). ля противодействия климатической угрозе на глобальном уровне в последние годы принимаются экстраординарные меры по сокращению выбросов диоксида углерода (декарбонизации), и государства идут на невообразимые прежде расходы и меры, чтобы эти выбросы сократить. Важно и то, что в корпоративном мире декарбонизация становится ключевым параметром конкурентоспособности.

Серьезные изменения на внешних рынках ставят Россию в достаточно жесткие условия, и времени на размышления остается все меньше. Главное – не попасть в плен ложной дихотомии «или зеленое развитие, или экономический рост». Пока у нас еще есть шанс объединить первое и второе.

По материалам Татьяны Митровой. Подробнее здесь

Битва за Арктику или Начало последнего Большого передела

В последние годы США и другие страны проявляют всё возрастающий интерес к арктическому региону. И это не удивительно. Арктика – последний регион планеты, статус которой окончательно не определён.

Зато в этой части мира, только по предварительным оценкам, залегает свыше 5 млрд тонн условного углеводородного топлива, которое просто вопиет, чтобы его добыли, переработали, продали и получили сверхприбыль.

Морской арктический пояс вблизи от берега также представляет собой удобный и укороченный транспортный коридор из Европы, и даже из США с Канадой, в Юго-Восточную Азию.

Смена геополитической и климатической ситуации в мире, а также всё возрастающие потребности человечества в ископаемом топливе подтолкнули мир к началу пересмотра секторального раздела Арктики.

В дело вступил Международный договор о морских границах, где на первое место выступала протяжённость шельфа, то есть, непрерывное продолжение берега отдельно взятого государства, покрытого водой.

Подробнее здесь