Центральная Азия: Россия и США активизируют энергетическое соперничество. Мнения западных экспертов

МиК:   В Центральной Азии нарастает дипломатическая борьба между тремя игроками. Должностные лица США, России и Китая активизируют усилия, направленные на заключение энергетических сделок с руководителями стран региона.
Нарастанию этого дипломатического соперничества способствовало вторжение России в Грузию, явно изменив геополитический баланс сил в Каспийском бассейне. В этой схватке, стремительно разворачивающейся с момента завершения летного сезона, Россия выступает самым агрессивным дипломатическим игроком. По мнению многих экспертов, теперь путинский Кремль больше, чем когда бы то ни было, намерен воспользоваться стратегическим ускорением, обретенным им в Грузии в целях сокращения политико-экономического влияния США в регионе. Вашингтон полон решимости удержать свои позиции в Каспийском бассейне. Китай же незаметно, но настойчиво укрепляет свои экономические позиции в Центральной Азии, стремясь обеспечить растущие энергетические потребности своей развивающейся быстрыми темпами экономики.
Одной из главных арен этой схватки стал Узбекистан. Эта страна связана тесными узами с Россией, но в последние месяцы стала вновь сближаться с США. В настоящий момент Россия, похоже, сумела сдержать это геополитическое отклонение Узбекистана. В ходе своего визита в Ташкент 1-2 сентября Владимир Путин заручился устным обещанием лидера этой страны, Ислама Каримова, по целому ряду проектов, самым заметным из которых является строительство еще одного газопровода, который свяжет Узбекистан, Туркменистан и Россию. Планируемая мощность газопровода составит 26-30 млрд. кубометров газа.
С внезапным преодолением дипломатических затруднений между Россией и Узбекистаном Каримов спешно перекроил свой график, чтобы принять участие в саммите Организации Договора о коллективной безопасности в Москве 5 сентября. Кремль воспользовался этим событием и постарался выработать коллективное заявление участников саммита о дипломатической поддержке своих действий в Грузии, однако дипломатического признания Абхазии и Южной Осетии не последовало. В конце августа Москва пережила на заседании Шанхайской организации сотрудничества дипломатический конфуз, когда Китай явно заблокировал принятие более решительного заявления в поддержку действий России. Китай не является государством-членом ОДКБ.
Пока Россия сосредоточила свое дипломатическое внимание на Узбекистане, Вашингтон предпринимает отчаянные усилия, чтобы не потерять для себя большую часть газовых резервов Туркменистана. 5 сентября завершился почти пятидневный визит в Туркменистан нового заместителя помощника госсекретаря США по Центральной Азии Джорджа А. Крола. Главной целью этого визита стало сохранить возможность строительства транскаспийского трубопровода. США давно продвигают проект трубопровода, который в обход России можно будет подключить к ветке, идущей из Азербайджана и Турцию по территории Грузии. Однако жизнеспособность такого маршрута оказалась под вопросом ввиду российского вторжения в Грузию, вызвавшего серьезные перебои в поставках энергоресурсов из Азербайджана на западные рынки.
По итогам встречи с туркменским лидером Гурбангулы Бердымухаммедовым Крол выразил оптимизм в отношении транскаспийского проекта как одного из вариантов для Ашгабата. Подконтрольная правительству туркменская пресса подтвердила, что Бердымухаммедов по-прежнему привержен идее этого проекта. «Глава государства и его гость особо отметили широкие возможности сотрудничества в топливно-энергетическом секторе, где Туркменистан, располагающий планетарного масштаба ресурсами углеводородов, реализует программу по диверсификации развития отрасли», — говорилось в комментарии, опубликованном на официальном сайте Туркменистана.
В своих обхаживаниях Туркменистана США полагаются и на своих заместителей, особенно на Турцию — страну, связанную тесными культурными и языковыми узами с Туркменистаном. 2 сентября министр энергетики Турции Мехмет Гюлер провел с Бердымухаммедовым встречу, по итогам которой туркменский лидер вновь выразил намерение диверсифицировать поставки энергоносителей на экспортные рынки.
В попытке упредить дипломатические инициативы США в конце августа Россия направила в Ашгабат первого вице-премьера Виктора Зубкова. В Ашгабате Зубков подписал соглашение, в рамках которого Россия и Туркменистан обязались изучить новые пути сотрудничества в топливно-энергетической сфере.
Американо-российское противоборство в Каспийском бассейне привлекает немалое международное внимание, но и Китай активно работает над наращиванием своего влияния в этом регионе. В рамках августовского саммита Шанхайской организации сотрудничества в Душанбе председатель Китая Ху Цзиньтао провел переговоры с таджикским и туркменским лидерами. Самым значительным достижением его центральноазиатского турне стало обещание со стороны Туркменистана ежегодно поставлять в Китай 40 млрд. кубометров газа. Это на 10 млрд. кубометров больше, чем Ашгабат собирался поставлять изначально.
Может показаться, что Россия одерживает в этом состязании верх. Однако недавние события показывают, что подписанные соглашения отнюдь не гарантируют осуществление их на деле. Так, например, в мае 2007 года Россия добилась от Туркменистана и Казахстана согласия на трубопроводный проект, который, по мнению экспертов на тот момент, навсегда склонил бы чашу весов в каспийской энергетической игре в пользу Москвы. Однако с тех пор Прикаспийский трубопровод так и остается лишь на бумаге. Чиновники в Москве по-прежнему надеются приступить к его реализации ближе к концу 2008 года, но для этого предстоит устранить еще немало технических препятствий.
Если же и прикаспийский, и новый узбекский проект будут реализованы, то Россия может почти вдвое увеличить свои возможности по экспорту центральноазиатских энергоресурсов. Россия отчаянно стремится расширить свои мощности, дабы сохранить контроль над экспортом газа из Центральной Азии. По словам Каримова, пропускная способность двух существующих трубопроводов из Туркменистана и Узбекистана — так называемых трубопроводов «Средняя Азия — Центр — 1» и «Средняя Азия — Центр — 2» — составляет около 54 млрд. кубометров в год.
По условиям 25-летнего экспортного соглашения, начиная с этого года Туркменистан должен поставлять в Россию 70-80 млрд. куб. газа в год. Но на данный момент по имеющимся маршрутам поставляется лишь 42-44 млрд. куб. туркменского газа в год. Остальные 12 млрд. газа, которые прокачиваются по двум трубопроводам, являются поставками из Узбекистана.
Похоже, что гигантский излишек средств, которые приносит России экспорт энергоносителей в страны Евросоюза, обеспечил Кремлю возможность уговорить лидера Узбекистана Каримова хранить пока верность Москве. В начале 2008 года Туркменистан, Узбекистан и Казахстан объединили усилия с целью убедить российский «Газпром» платить им за закупаемый газ по «европейским расценкам». Однако действительная цена на газ так и не была названа. Будучи в начале сентября в Ташкенте, Путин пролил свет на этот вопрос.
«Очень важно, чтобы нашим специалистам в сфере торговли газом удалось выйти на единую формулу цены по газу, — заявил Путин по итогам своих переговоров с Каримовым. — Формула цены будет регулярно меняться в соответствии с составляющими… Это будет европейская формула цены. Была непростая работа, связанная с тем, что много технических деталей — как оценить транзит, хранение, маржу «Газпрома». И мне приятно сообщить, что практически согласования по всем проблемам завершены».
Оценивая российско-узбекское сотрудничество, Путин отметил, что двусторонние отношения «имеют стратегический характер не только на бумаге, но и по сути, по жизни».
Несмотря на оптимистичную оценку Путина, узбекский трубопровод никак нельзя назвать делом решенным. Хотя Каримов и припас для России теплые слова, назвав ее «союзницей», он не принял на себя никаких обязательств на бумаге. Ташкент намерен еще побороться, признаком чего является тот факт, что руководитель подконтрольного государству «Газпрома» Алексей Миллер не был допущен на встречу Путина и Каримова, хотя раньше на подобных мероприятиях присутствовал.
Помимо всего прочего, российские компании продолжают испытывать трудности в Узбекистане. Так, например, Узбекистан так и не ратифицировал вхождение ташкентского авиационного производственного объединения в состав объединенной авиастроительной корпорации, хотя достижению этого соглашения полгода назад поспособствовал лично Путин. Энергетической же компании РАО «ЕЭС России» не дали приобрести ряд электростанций, на которые она давно нацелилась.
И, наконец, Путин еще не уехал из Ташкента, а узбекские официальные лица уже принимали прибывшего в страну с визитом министра обороны Германии Франца-Йозефа Юнга. Узбекские СМИ явно постарались подчеркнуть важность визита немецкого чиновника. Как сообщало официальное информагентство «УзА» о переговорах, состоявшихся между Францем-Йозефом Юнгом и его узбекским коллегой Русланом Мирзаевым, «сотрудничество между Узбекистаном и Германией интенсивно развивается во всех сферах, в том числе и в военной». Eurasianet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *