Газовая баталия. «Газовый конфликт» укрепил позиции нашего руководства как внутри своего государства, так и на внешней геополитической арене.

locky: Дважды стратегия США по буферной зоне между Европой и Россией потерпела поражение, и, что самое интересное, это произошло за последние полгода. Как и в августе 2008 года, суфлеры лидеров цветных революций недооценили готовность Москвы играть жестко, последовательно и решительно. После новогодних праздников евразийский континент был поглощен одной, холодящей сердца европейцев, новостью — российско-украинским противостоянием, а точнее между российским углеводородным монополистом ОАО «Газпром» и его славянским партнером национальной акционерной компанией «Нафтогаз Украины».

В октябре 2008 года главы правительств Ю. В. Тимошенко и В. В. Путин договорились об условиях поставки газа через Украину и сотрудничестве в газовой сфере. Соглашение предусматривало трехгодичный переход на рыночные цены по поставкам и транзиту газа. Но украинская государственная машина, а вернее ее элита, увлеченная своей политической борьбой, не достигнув консенсуса между собой, отказалась от подписания договора. Отсутствие контракта на поставки газа на Украину на 2009 год и привело к дальнейшим событиям: частичный отбор газа из трубопровода, идущего в Европу; приостановление транзита углеводородного сырья  европейским потребителям украинской стороной; вследствие чего, полное прекращение поставок газа Россией. Почти две недели потребовалось российскому руководству, чтобы совместно с представителями Евросоюза  добиться от украинских партнеров каких-либо действенных мер по разрешению конфликта. За это время во многих странах Европы сложилась по-настоящему угрожающая ситуация. Лишь к концу января 2009 года ОАО «Газпром» и НАК «Нафтогаз Украины» заключили договор о поставках газа в 2009-2019 г.г. и европейские наблюдатели подтвердили, что голубое топливо в Европу поступает в полном объеме.

Давайте теперь попробуем разобраться, кто же выступил в роли кукловода в данном противостоянии? В результате сложившейся ситуации Российская Федерация терпит огромные экономические убытки, Украина накапливает крупные долги и зарабатывает репутацию ненадежного партнера, часть европейских стран едва не оказались на грани энергетической катастрофы. Пострадали все вольные и невольные участники этого конфликта. На этом фоне весьма недвусмысленно звучат заявления Хиллари Клинтон о газопроводе «Набукко» как панацее от всех энергетических кризисов. «Я и моя команда будем решительно убеждать наших европейских союзников заключать политические соглашения, необходимые для обеспечения строительства «Набукко» или другого трубопроводного потенциала, который поможет Европе диверсифицировать ее газовые поставки», — говорится в письменных ответах Х.Клинтон на вопросы сенатора-республиканца Ричарда Лугара, представленные в сенат США в связи с утверждением ее кандидатуры на пост госсекретаря.

Заокеанские политики настойчиво пытаются прорекламировать этот газопровод, проходящий по территории марионеточной Грузии и Турции, входящей в НАТО и, в большинстве своем, потакающей прихотям Америки. Рекламный проект подразумевал, что на первом этапе Грузия восстановит контроль над Южной Осетией, в дальнейшем над Абхазией и, как апофеоз, НАТО должно было разместить там военную базу. Параллельно, но с некоторым опозданием, в этот процесс должна была включиться Украина, которой отводилась одна единственная цель — дискредитировать Россию, выставить ее как нестабильного и ненадежного поставщика голубого топлива. Ведь для консервативной Европы неважно кто и как играет, им важен результат – тепло и газ дома! И заокеанских суфлеров совершенно не волновало, какой ценой это будет достигнуто. Контролируя ключевые точки газопровода «Набукко» и саботируя транзит российского газа через Украину, США, используя чужие энергетические ресурсы, станут практически монополистом поставок углеводорода в Европу. Притом,  что в консорциуме по строительству турецко-грузинского газопровода участвуют в основном европейские компании, расходы на его создание  страны Евросоюза оплатят сами же.

А в долгосрочной перспективе Москву, лишенную основных экспортных газопроводов, можно вынудить договориться с Бритиш Петролиум (British Petroleum) и заполнить её газопровод Баку — Тбилиси — Эрзурум в обмен на разрешение противоречий с российскими партнерами по ТНК-ВР (Тюменская нефтяная компания и Бритиш Петролиум) и транскаспийскому трубопроводу и получение ряда прав на разведку, и разработку российских месторождений. Тем самым установить контроль над экспортом российской нефти и газа,  и существенно снизить будущие поступления в бюджет России от экспорта углеводородных ресурсов, что полностью отвечает концепции энергетической безопасности Соединенных Штатов.

Однако эта концепция ущемляет интересы многих других стран, в том числе и России. Наша страна уже не то государство, которое было в первые годы постсоветского периода. В настоящее время мы в состоянии жестко отстоять свои приоритеты на мировой арене.

В результате европейский бизнес не поддержал своих политиков и принял позицию российской стороны. Комментируя действия Москвы,  европейская пресса также воздержалась от неуместной критики. Президент В. Ющенко, идя на поводу у своих заокеанских покровителей, пожертвовав национальными интересами Украины, потерял при этом доверие у западных лидеров и, главное, своего народа.

«Газовый конфликт» укрепил позиции нашего руководства как внутри своего государства, так и на внешней геополитической арене. Россия не допустила его перехода в затяжную стадию, добившись при этом решения важных вопросов: транзит газа возобновлен, а Украина платит за поставляемые ей ресурсы. Несмотря на усилия Вашингтона отделить Европу от России, произошло обратное — мы еще больше сблизились геополитически и экономически.

На фоне российско-украинского противостояния действия США, пытавшихся дискредитировать Москву как надежного поставщика голубого топлива, преследовали главную цель: привлечь внимание и инвестиции к строительству альтернативных газопроводов в обход России. Главного виновника «газового кризиса» не коснулись убытки «Газпрома», не испугали крах экономики и огромные долги Украины, не коснулся европейский ужас перед энергетическим бедствием, у него появились другие заботы – инаугурация нового президента.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *