Сыграет ли Иран ноктюрн на флейте Nabucco?

Сыграет ли Иран ноктюрн на флейте Nabucco?

Politcom: Призванный диверсифицировать поставки газа в Европу и стать частью инфраструктуры южного энергетического коридора Nabucco временно канул в Лету. В сущности, пребывание Nabucco в обозначенной реке могло бы быть обеспечено и без исключения газопровода из числа приоритетных проектов Евросоюза в силу того, что вопрос заполнения газом — вопрос достижения договоренности с Ираном. Последний крайне заинтересован в том, чтобы стать активным участником южного энергетического коридора, но США и Европа пока не начали выстраивать отношения с Ираном на основе realpolitik, из-за чего выход Ирана на западный газовый рынок затруднен. Однако, существующее положение дел имеет шансы измениться.

Не далее чем в начале марта этого года администрация США высказалась против участия Ирана в проекте Nabucco, что укладывается в рамки ядерного геополитического торга, одним из инструментов которого является энергетическое давление на Иран. Но, несмотря на это, в данной ситуации на стороне Ирана выступает Турция: по словам министра энергетики Турции Хильми Гюлера Ирану были направлены турецкие разработки по проекту Nabucco, и Анкара ожидает реакции от Тегерана. Турецкий саботаж позиции партнера по НАТО можно объяснить перспективой повышения геополитического веса Турции при реализации проекта и курдским вопросом. Представленная несколько лет назад американским подполковником в отставке Ральфом Петерсом карта «Нового Ближнего Востока», которая предлагает «справедливую» перекройку международных границ на Ближнем Востоке и создание Независимого Курдистана, не импонирует, как Турции, так и Ирану.

Взаимоотношения же Ирана с Европой могут улучшиться на основе горизонтальных корпоративных связей. Глава французской энергетической компании Total Кристоф де Маржери еще летом 2008 года критиковал позицию Вашингтона по отношению к углеводородным ресурсам Ирана: «Вы исключаете две страны [Иран и Ирак] из системы, а потом говорите «Не хватает нефти и газа».

Сейчас, после того как Европа отказалась от Nabucco в качестве приоритетного проекта, Турция получила возможность переиграть ситуацию и взять инициативу строительства газопровода в свои руки, что она и поспешила сделать. 18 марта министр энергетики Турции заявил, что проект Nabucco «должен быть реализован, вне зависимости от того, где находятся источники [энергоносителей]». Активная позиция Турции тут вполне понятна — перспектива стать транзитной территорией и тем самым получить механизм регионального контроля выглядит заманчиво.

В подобных условиях весьма неоднозначным представляется вопрос, кто в конечном итоге больше выиграет от западного проекта Nabucco. Вполне вероятно, что ноктюрн на флейте этого газопровода смогут сыграть Турция и Иран. Таким образом, проект Nabucco весьма далек от перспективы заполнения идеологически правильным диверсификационным газом. Это подтверждает и недавно вскрывшийся факт полученного «Газпромом» предложения стать участником Nabucco.

С учетом выше обозначенных обстоятельств, «Газпром» мог бы не отказываться категорически от участия в Nabucco и не ориентироваться исключительно на «целевого зайца» по имени «Южный поток», а диверсифицировать свои риски, став миноритарным акционером проекта.

Яна Заусаева – бакалавр факультета прикладной политологии Государственного университета – Высшая школа экономики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *