Эксперт: Кто затыкает российскую трубу

Нефть России»: «В последние месяцы развернулась бурная дискуссия вокруг строительства новых экспортных нефтепроводов из России в Западную Европу и Азию. Либеральные противники таких строек говорят, что в кризис деньги нужно экономить. А сторонники утверждают, что именно в кризис такие проекты более чем нужны. Правда, если копнуть поглубже, выяснится, что дело не столько в экономических расчетах, сколько в глобальной политике», — считает ведущий сотрудник Тихоокеанского экономического центра (ТОЭЦ) Сергей Воробьев.

«Две основных трубы, которые сейчас строит Россия — это Балтийская трубопроводная система (БТС-2), которая должна снабжать топливом Европу в обход проблемных Украины и Белоруссии, и трубопровод Восточная Сибирь — Тихий океан, который поможет России продавать в разы больше нефти азиатским странам. Реализует эти проекты государственная Транснефть, которую то обвиняют в неэффективности, то предлагают вообще отодвинуть от процесса и отдать его в частные руки. Дескать, частный бизнес по определению справится с задачей лучше, чем государственный «монстр», — отметил Воробьев. — В связи с последним возникает вопрос: эти идеи совершенно противоречат общемировой тенденции. Либеральные схемы управления экономикой работают тогда, когда в ней все хорошо. Но практика крупнейших кризисов показывает, что при возникновении сложностей именно государственное вмешательство и запуск масштабных инфраструктурных проектов позволяют спасти ситуацию. Так было во время Великой депрессии в США: тогда президент Рузвельт мобилизовал на общественные работы несколько миллионов человек. Так происходит и сейчас: в середине июня президент Обама представил масштабный план реформирования финансовой системы США. Основный его смысл: все системообразующие отрасли и компании должны быть под неусыпным контролем государства. Эта абсолютно антилиберальная мера всерьез обсуждается в одной из самых либеральных стран мира».

«Задолго до Транснефти нефтяную ветку в Китай хотел протянуть ЮКОС. Но тогда речь шла не об общей трубе, по которой нефть смогут прокачивать все компании, а о частной трубе ЮКОСа. Если сейчас вывести строительство трубопроводов из-под государственного контроля, ситуация повторится, — уверен эксперт. — Частная труба будет служить только интересам одной конкретной компании, но бить по интересам всех остальных — прочих нефтяников, населения и государства. Поэтому сохранение трубопроводов в государственной собственности — вопрос не столько экономических расчетов (в конце концов, и на Западе, такие проекты стоят миллиарды долларов), сколько политической безопасности страны». «И вот здесь выясняется самое интересное. Оказывается, у идеи приватизации трубы, а с ней и целых регионов, есть влиятельные сторонники. Правда, живут они в основном за океаном и на работу ходят в офисы на Уолл-стрит, — уверен ведущий сотрудник Тихоокеанского экономического центра. — Именно там решается, какими будут мировые цены на нефть. А строительство нового российского трубопровода в Китай серьезно ударяет по их интересам. Руководители крупнейших энергетических компаний прямо признают, что сейчас контроль над нефтяными ценами находится не в их руках. «Проблема неадекватности, а точнее, отсутствия рыночных механизмов при торговле нефтью имеет глобальное значение», — заявил недавно глава Газпрома Алексей Миллер. По его мнению, бал на энергетическом рынке правят финансовые спекулянты. Миллер не называет их поименно, но для того, чтобы понять о ком идет, не надо быть гением. Достаточно посмотреть, какие именно структуры контролируют мировой рынок финансовых инструментов. Это крупнейшие американские инвестиционные банки».

«Сейчас львиная доля российской нефти идет в западном направлении — в Европу. Однако в странах Старого света отечественным компаниям ловить нечего: эти рынки были перенасыщены задолго до начала финансового кризиса. Самые перспективные направления для нефтяного экспорта — быстрорастущие азиатские экономики: в одном только Китае потребление нефти вырастет за ближайшие 15 лет в два раза, — уверен Воробьев. — Именно за них и ведется сейчас борьба. И ставки в этой игре — сотни миллиардов долларов. Поэтому, вполне естественно, что западных политиков и финансистов не может не пугать перспектива нефтяного партнерства между Россией и Китаем. Уже подписано соглашение о рекордных поставках топлива Роснефтью, китайцы активно кредитуют столько необходимую им российскую нефтянку. Налицо образование новой коалиции, которая может угрожать интересам американских инвестбанкиров. У них есть союзники и внутри России. Прежде всего, это российские нефтяные компании с сильным иностранным участием, которых не устраивает существующая сейчас система распределения экспортных квот. Им будет легче продавать топливо, если труба будет принадлежать только им и больше никому». «С моей точки зрения, — полагает эксперт, — если крупная частная нефтяная компания построила частный же трубопровод или, предположим, нефтеналивной терминал в том или ином регионе, она может попытаться превратить этот регион в свою полную вотчину, — в том числе и получив в свои руки рычаги влияния на исполнительную власть».

«Пропускная способность нефтепровода ВСТО — 80 млн тонн нефти. А это много даже по мировым масштабам. Учтивая близость к потребителям и высокое качество отечественной нефти, всерьез ведутся разговоры о том, что именно «азиатская» нефть станет новым ценовым эталоном в мире. А значит, манипулировать нефтяными ценами с Уолл-стрита станет практически невозможно. Сложнее станет и влиять на Россию. Сейчас Европа — это главный и практически единственный рынок сбыта российских нефти и газа. Но на пути отечественного топлива стоят бывшие республики СССР, которые ведут себя не всегда адекватно, перекрывая трубу по собственному усмотрению. Появление гигантского альтернативного рынка сбыта принципиально изменит этот расклад: Россию будет гораздо сложнее шантажировать, — отметил эксперт. — Но кроме внешнеполитического усиления России строительство БТС-2 и ВСТО будет иметь и еще один важный плюс внутри страны. Трубопроводы могут стать драйвером развития целых регионов, ведь с них платятся налоги, вокруг них создается инфраструктура и новые рабочие места. Например, в Якутии на обслуживании ВСТО будет работать 1400 человек, а в Смоленской области запуск БТС-2, на строительстве которого уже заняты 4000 человек, даст в бюджеты всех уровней 200 млн руб. В условиях кризиса, когда людей увольняют тысячами, такие проекты не просто возможны, они жизненно необходимы. И при их реализации нужно смотреть не столько на расчеты американских банкиров, сколько на реальную выгоду государства».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *