ОТКРОЕТ ЛИ АШХАБАД «ГАЗОВУЮ ЗАСЛОНКУ» В ЕВРОПУ? Если Туркменистан не согласится на проект «Набукко», Еврососюз не будет инвестировать в развитие энергетики Центральной Азии.

CA-NEWS: Европейский Союз дал однозначно понять, что счастливая судьба (или полный крах) многострадального газового проекта «Набукко» по доставке природного газа из Центральной Азии на «старый континент» полностью зависит от Туркменистана. А точнее — от одного человека — ее президента Г. Бердымухамедова, с которым до сих пор никто в Европе не может найти хотя бы частичного взаимопонимания, но с которым в ближайщие месяцы будут вестись интенсивные переговоры.

Новый «энерго-командир» единой Европы Г. Эттингер распоряжается нынче огромными деньгами — суммой в 2,3 млрд. евро, которые выделены исключительно на энергетические проекты ЕС. Из этих денег 200 млн. евро выделено на «Набукко», но если в ближайшие месяцы энергопосланникам из Брюсселя не удастся добиться от Туркменистана внятного и понятного одобрения газовых поставок в Европу, все эти миллионы и миллиарды пролетят мимо не только Ашхабада, но и всей Центральной Азии.

Единая Европа определила для себя 43 энергетических проекта, в которые она намерена инвестировать, и суть большей части которых — добиться собственной энергонезависимости путем сокрашения поставок из России и получения их с других рынков — прежде всего из Центральной Азии.

Подобное желание европейцев как можно плотнее «прислониться» к газовым и нефтяным трубам Центральной Азии находит вроде бы полное понимание среди руководства стран региона, в частности тех, кто этими самыми столь желанными в Европе энергоресурсами располагает — Казахстана, Туркменистана и Узбекистана. Однако если с нефтяными поставками вроде бы все для европейцев складывается неплохо, то с поставками природного газа «игры в трубопроводы» по-прежнему — и что главное- безрезультатно продолжаются.

Уже на протяжении нескольких лет идет виртуальная «газовая торговля» между Европой и странами Каспия. Туркменистан и Азербайджан, на газ которых европейцы и надеются, обвиняют Брюссель в «полной несерьезности» проекта без вложения в него миллиардов евро (пока их только обещают инвестировать, но, как известно, гладко было на бумаге…) Со своей стороны руководство Евросоюза винит в задержке осушествления проекта первое лицо Туркменистана, которое ни «да», ни «нет» не говорит, а только по-восточному приветливо улыбается без отдачи «командирской отмашки» на начало работ по трубе «Набукко».

При этом обе стороны пытаются не только выиграть для себя лишние миллиарды газо-кубометров и инвестиционных евро, но и прокачать по «дипломатическим трубам» свои региональные интересы. Туркменистан не намерен «зацикливаться» только на Европе, и при любом раскладе будет развивать газовые поставки в направлении Китая, Ирана, и что пока все еще неизбежно — России.

Европе же от Туркменистана нужен как минимум контракт на 30 лет на поставки газа, и только на такую длительную перспективу Брюссель станет собирать требуемые для «Набукко» почти 8 млрд. евро. Замечу, что теоретически что в Европе, что в Соединенных Штатах понимают суть центральноазиатской политики так называемой «многовекторности», когда в партнеры берутся все те, от кого можно что-то существенное получить (инвестиции, современные технологии, дипломатическую поддержку, и наконец — военную «крышу»).

Но вот на практике ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне понять все эти «кивания в разные стороны» президентов стран центральноазиатского региона не могут. В итоге только в этом месяце в Ашхабад с «газово-разъяснительными миссиями» наведывались спец-посланники Госдепартамента США, энергокомиссии Евросоюза, министры ведущих европейских стран, целью которых было только одно: еще раз попытаться добиться от Г. Бердымухамедова четкой и недвусмысленнйо поддержки проекта «Набукко» (желательно, закрепленной на гербовом бланке с печатью), чтобы под это уже выбивать заложенные в бюджете ЕС миллиарды евро.

А между тем все эти вояжи высокопоставленных американцев и европейцев не внесли не только ясности в вопрос о начале работ по «Набукко», но и сделали ситуацию вокруг центральноазитаских энергопоставок еще более запутанной. На словах Г. Бердымухамедов вроде бы проект прокладки газовой трубы в сторону Европы поддерживает. Вот только прокладывать ее непонятно куда, по чьей территории, и соответственно — под какие денежные и политические гарантии.

Под Каспием на обозримую перспективу труба пока явно не «напрашивается»: море Каспийское остается все еще неподеленным, Иран никаких работ на Каспии по такой трубе вести не позволит, да и нынешние межгосударственные отношения Туркменистана и Азербайджана пока вовсе даже не сопутствуют газовому сотрудничеству.

Из области отвлеченной от реалий фантастики выглядит и предложение Туркменистана поставлять газ в Европу в обход Азербайджана — через Иран, Армению, и далее на Турцию и порты Средиземного моря. Соединенные Штаты никаких обходных труб ни европейцам, ни всем остальным прокладывать не позволят, да и сам вопрос о возможности нанесения военного удара со стороны США по Ирану за осушествление им ядерной программы, между прочим, никто с повестки дня не снимал.

Есть еще вариант поставлять туркменский газ в Европу через Россию (поскольку Ашхабад продает весь свой экспортируемый газ на границе). Но Евросоюз как раз и борется за то, чтобы от России и ее газовой политики зависеть по минимуму: ведь какая разница, поставки какого газа в случае возникновения «непредвиденных обстоятельств» Россия сможет европейцам перекрывать — собственного или поступившего из Туркменистана?

Ничего не решила до сих пор единая Европа и в своих отношениях с Турцией, через территорию которой центральноазиатский газ должен будет попадать в Европу. Турки уже сегодня выдвигают весьма невыигрышные для ЕС условия транзита газа, плюс для Анкары любые отношения с Брюсселем — это прежде всего обсуждение вопроса о членстве Турции в Евросоюзе, а уж потом — экономические и трубопроводные «заморочки».

В результате руководство Евросоюза дало понять, что если к началу лета от Ашхабада не будут получены гарантии на уровне первого лица страны о поставках газа в Европу, те самые миллиарды евро, которые выделены под «большую энергетику» континента будут перенаправлены на другие проекты и регионы (Северная Африка, Ирак, страны Персидского залива).

А в этой ситуации многое может потерять не только по-прежнему сидящий на «нескольких стульях» Туркменистан, но и весь центральноазиатский регион. Ведь инвестиции в развитие энергетики Центральной Азии — это фактически единственный до сих пор сектор экономики, куда Запад готов вкладывать сереьзные суммы. Поэтому на данном этапе позицией Ашхабада будет решаться не только дальнейшая судьба проекта «Набукко», но и развития всей энергетической сферы Центральной Азии.

Юрий Сигов, из Вашингтона, специально для СA-News

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *