Катар — превращение в региональную супердержаву

Катар буквально за десятилетие стремительно ворвался в клуб богатейших стран, а в относительных цифрах — вообще вышел на первые места.

Сделав ставку на оппозиционных светским арабским режимам деятелей, Катар намеревается оседлать протестные электорально значимые исламистские движения в разных странах арабского мира.

Неважно, что те же «братья-мусульмане» не разделяют фундаментальных салафитских воззрений — важно то, что придя к власти, они будут учитывать мнение своего спонсора и благодетеля. Хотя бы частично. А вот поможет им в этом второй несомненный прорывной инструмент ат-Тани — «Аль-Джазира».

Отличительная особенность Катара от Саудовской Аравии заключается в том, что правящая династия ас-Саудов в настоящее время находится в идеологическом тупике. 

В руководстве Саудовской Аравии готовятся к болезненной и весьма непростой смене поколений — и следующее поколение также пребывает в возрасте, который уже не дает возможности воспринимать новое. Саудиты не в состоянии сформулировать модернизационную стратегию, которая могла бы на равных конкурировать со стратегией гораздо более молодого эмира Катара. И отстают в темпе.

В Катаре ситуация принципиально иная — придя к власти в очень молодом возрасте — в 43 года, Хамад бин Халифа ат-Тани сумел переосмыслить путь, по которому нужно идти. Он сумел сформулировать задачи, которые предстоит решить на пути к лидерству. Он создал инструменты, которыми можно пользоваться. И приобрел с их помощью серьезный вес и авторитет.

Сейчас пришло время конвертировать эти преимущества в реалполитик. А уж с «реал» у Хамад бин Халифа ат-Тани всё в полном порядке.

Катар упорно в течение полутора десятилетий проводил очень вдумчивую модернизационную программу. Эта программа вывела его в реальные лидеры на мировом газовом рынке. Пока только в сегменте СПГ — но! Катар перестаёт вкладывать свои сбережения в финансовые инструменты США, а начинает масштабные инвестиции по всему миру — в первую очередь, во все тот же газовый рынок. Сейчас катарцы начинают работать с вложениями в газотранспортные системы — и переговоры с Газпромом по Ямалу — это только начало. Не удивлюсь, если представители ат-Тани появятся в Украине и Белоруссии на предмет покупки доли (а то и всей) ГТС Украины и Белоруссии в связи с их резким удешевлением из-за запуска «Северного потока».

Для Катара крайне важно перекрытие кислорода Ирану в плане поставок газа — и Катар обязательно примет участие во всех альтернативных проектах, которые обрезают Ирану возможность поставки газа с месторождения Южный Парс. В первую очередь — в продвижении туркменского проекта поставки газа в Индию через Афганистан. Логика проста — чем меньше Иран сможет выкачать с Южного Парса, тем больше газа этого месторождения достанется самому Катару.
Помимо этого, Катар начал масштабные вложения в политику — он финансирует как элиты, так и оппозиционные группы по всему Ближнему Востоку, уделяя особое внимание умеренным исламистским движениям. Смысл этих инвестиций ясен — Катар целиком и полностью отдаётся под защиту Соединенных Штатов, но создаёт дополнительный запас прочности своей защите, ставя арабские режимы в зависимость от себя. США доказали, что сдают союзников быстро и легко — и эмир Хамад заранее готовится и к такому развитию событий. При этом мощнейший пропагандистский ресурс Катара — «Аль-Джазира» — превратился на Ближнем Востоке в самодостаточный фактор влияния.

Цель Катара — лидерство в арабском мире. На пути к этому лидерству у Катара есть три основных соперника — Египет, Турция и Иран.

Если ситуация (в Египте) дойдет до кипения, и революционная толпа снесет маршала Тантауи, то не останется ни одной организованной силы — и страна может опуститься в полный хаос. Такое развитие событий крайне выгодно именно Катару, который на десятилетия избавляется от реального лидера арабского мира. Не удивлюсь, если катарские эмиссары способствовали этим выступлениям.

Уверен, что для Турции у эмира Хамада приготовлен другой сюжет, который может привести к её ослаблению — идеально — это столкнуть Турцию и Иран на сирийских просторах. Кто бы ни победил — он выйдет из этого столкновения ослабленным. И нынешние накаты Катара на Сирию через ЛАГ — это именно попытка развития такого сюжета.

Наконец, еще один объект интересов Катара — Алжир. Мощный соперник эмира Хамада на газовом рынке Как в трубопроводном сегменте, так и в сегменте СПГ. Главное — имеющий свою весьма немалую долю европейского рынка. В случае, если Арабская весна докатится и до Алжира — без Катара такое событие не обойдется никак. Однако в этом случае эмир вступит в противоречия уже с европейцами, которые и контролируют алжирский газ. совершенно очевидно, что в борьбе за Алжир эмир Хамад будет опираться на поддержку США, заинтересованных в ослаблении позиций европейцев.

Катар оказался очень серьёзным игроком на Ближнем Востоке, а эмир Хамад бин Халифа ат-Тани — очень умным, дальновидным и совершенно безжалостным стратегом. Что именно у него получится — неизвестно. Но уважение к этому человеку вполне обосновано.

По материалам Эль Мюрид

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.